Даже неудачники могут мечтать. Как комедия «Евровидение: История Огненной Саги» высмеивает главный музыкальный конкурс | ForbesLife

Даже неудачники могут мечтать. Как комедия «Евровидение: История Огненной Саги» высмеивает главный музыкальный конкурс | ForbesLife

Как и почти все остальные фильмы, к которым приложил руку Уилл Феррелл, «Евровидение» — картина достаточно нестабильная, за что ее не приняли многие американские критики. Сейчас критическая отметка на сайте Rotten Tomatoes составляет лишь 58%, хотя зрительская вполне приличная — 83%. Местами «Евровидение» выдает шутки крайне смешные, разрывающие, а местами — совсем нелепые. Но в целом фильм со своей пародийной задачей справляется. Сценарий написал собственно Феррелл, а поставил ленту автор комедии «Шанхайский полдень» и драмы «Судья» Дэвид Добкин. И видно, что они кропотливо вникали в детали и особенности одного из главных ежегодных европейских событий.

Объектом пародии здесь, конечно, становится сам конкурс и его участники: высмеиваются здесь кукольные ведущие с гипертрофированными интонациями, теневая политика национальных комитетов и, конечно, размах номеров конкурсантов. Одни исполнители в фильме настолько эмоциональны, что не могут сдержать слез даже во время выступления, а другие отчетливо напоминают диких фриков, которые, к слову, были и в реальности. Например, здешняя белорусская группа — калька с коллектива «Lordi», победивших в 2006 году финских монстров. Среди внутрикадровых конкурсантов особо выделяется российский исполнитель Александр Лемтов. Создатели признавались, что списывали его образ с Джорджа Майкла, но не увидеть в нем конкурсанта 1995 года Филиппа Киркорова невозможно. Ужимки, манерность, некоторая вульгарность и желание быть секс-символом. Так звезда сериалов «Аббатство Даунтон» и «Легион», а также фильмов «Гость» и «Красавица и чудовище», британец Дэн Стивенс, сыгравший Лемтова, очевидно стал главной актерской победой фильма.

На примере Лемтова можно увидеть и второй пласт пародии. Россиянин устраивает вечеринку чуть ли не во дворце с псевдоантичными статуями, ест канапе с черной икрой и говорит с утрированным акцентом. Таким образом, мимо насмешек не проходят и страны-участницы. Кроме России, достается и Исландии, и отделившейся от Европы Британии, и родине Феррелла —США. Его герой-исландец при столкновении с группой американцев не упускает возможности посмеяться над их непониманием европейских реалий и любовью к поверхностным атрибутам и стереотипам. Чашка кофе в «Starbucks» или обязательный поиск мест съемок сериала «Игра престолов».

Но со всеми шутками Феррелл с коллегами относятся к конкурсу и участникам с большим уважением: чтят заслуги важной для музыкального процесса шведской группы «ABBA» (она и вдохновила героев на мечту о победе), некоторые номера делают столь конкурентоспособными, что они бы могли состязаться и на реальном «Евровидении», протаскивают на экран действительных поп-звезд (от норвежца Александра Рыбака до австрийской дрэг-квин Кончиты Вурст). Экранные песни же надолго застревают в голове. Не случайно Netflix привлек к их созданию Савана Котеча, автора треков Арианы Гранде (в частности того самого «God is a Woman»), The Weekend’а, Элли Голдинг и других громких имен.

«История огненной саги» — это, в первую очередь, баллада о мечте и о том, как неудачники могут ее достичь. Главные герои — не самые талантливые исландцы Ларс и Сигрит (Феррелл и МакАдамс) с детства хотят выиграть «Евровидение», организуют дуэт «Огненная сага», не сдаются, когда ничего раз за разом не выходит, а весь их маленький городок лишь посмеивается, и с помощью череды случайностей (и магии эльфов) доказывают жизни, что правда за ними. Сварливый отец Ларса (неожиданное появление Пирса Броснана) за угнетением отпрыска прячет желание достичь любви, его линия тоже разрешится знакомым «жили долго и счастливо». Даже прямого антагониста «Огненной Саги», россиянина Лемтова нельзя отнести к расчетливым злодеям. Будучи этакой карикатурой и прикрываясь своим сексуальным образом, персонаж Стивенса тоже ищет счастье — быть открытым геем в стране, где, по его же словам, «геев не существует». Невольно проводятся параллели с российской уже действительностью, где вот-вот будет принята поправка к Конституции, закрепляющая понятие брака исключительно как союза между мужчиной и женщиной.


Source link